Леонид Ярмольник: «Когда внук просыпался, у меня начиналась паника». Порода собака леонида ярмольника зося


«Пусть Ярмольник ухаживает за бродячими животными у себя дома!» — Мир новостей

Иосиф Кобзон и Леонид Ярмольник встали по разные стороны баррикад. Конфликт между двумя уважаемыми людьми разгорелся из-за трагедии, которая произошла в Чите, где стая бродячих собак насмерть загрызла 9-летнего ребенка. Народный артист и депутат выступил с громким заявлением: «Собак нужно отлавливать и уничтожать!» Актер, а по совместительству и зоозащитник возмутился: «Это Иосиф Давыдович сказал сгоряча. Я уверен,  что передумает». Но не тут-то было!..

Трагедия в Чите, которая произошла несколько дней назад, никого не оставила равнодушным. Возмущению общественности не было предела. На имя местного губернатора поступило письмо с требованием принять срочные меры и обезопасить людей от бродячих животных. А потрясенный ужасной новостью депутат Госдумы Иосиф Кобзон (кстати, в парламенте он представляет именно Забайкальский округ) сделал заявление, которое сразу вызвало протест у зоозащитников.

«Это вопиющий случай. Нельзя дожидаться подобного, на эту проблему нужно было обращать внимание раньше. Но раз уж такое случилось, необходимо срочно принимать кардинальные меры. Собак нужно отлавливать и уничтожать. И плевать на тех «зеленых», которые защищают бродячих животных», - не постеснялся в выражениях народный артист.

В стане так называемых зеленых тоже немало известных и уважаемых личностей: Сергей Юрский, Андрей Макаревич, Вера Васильева, Юлия Рутберг, Евгений Миронов, Леонид Ярмольник. Последний как раз и стал главным оппонентом Кобзона. Популярный актер много лет занимается проблемами бродячих животных. Его дочь Александра даже организовала благотворительный фонд «Дарящие надежду», который опекает четвероногих, не имеющих постоянного места жительства, - сотрудники фонда подбирают бездомных животных, выхаживают кошек и собак, собирают деньги на их содержание. Так что о данной проблеме Леонид Исаакович знает отнюдь не понаслышке.

«Уничтожение собак - не решение вопроса. Это бесчеловечно, - заявил в свою очередь Ярмольник. - Уверен, что Иосиф Давыдович все это сказал в сердцах. И если спросить еще раз, вряд ли он это повторит».

«МН» связался с Иосифом Кобзоном, который в это время как раз находился в Забайкальском крае, и по совету Ярмольника еще раз задал вопрос относительно произошедшей трагедии.

- Я погорячился?! - недоуменно отреагировал народный избранник. - Если Ярмольник так думает, это его дело. Но пусть лучше призовет к порядку специальные службы, чтобы они следили за бродячими собаками. Или пускай у себя дома ухаживает за этими животными... Нет, мне нравится этот зоозащитник! Я в сердцах сказал, ну надо же! А я и сейчас могу повторить: нужно утилизировать бродячих собак. Во-первых, они переносчики заразы, а во-вторых, агрессивны! Я еще не знаю мнения Государственной думы по этому вопросу, потому что нахожусь в командировке в Забайкальском крае. Но когда вернусь, наверняка на официальном уровне будет продолжен этот разговор...

Содержание беседы мы пересказали Леониду Ярмольнику, и он, разумеется, тоже не промолчал:

- Я думаю, нам с Иосифом Давыдовичем нужно встретиться и обо всем поговорить. Кобзон не прав, конечно. И могу сказать, что первый раз за многие годы он меня неприятно поразил. Может быть, это усталость. Может быть, нервы. Но если мы сегодня начнем уничтожать бездомных собак и дальше пойдем по этому пути, то следующим шагом будет уничтожение бездомных людей.

И в своей позиции Ярмольник не одинок. Проблема бездомных животных давняя, и коллеги Леонида Исааковича не раз высказывали свое мнение по данному вопросу.

- Я когда увидела по телевизору, как уничтожали собак и как их волокли, десять дней была больная и сейчас живу с ножом в сердце, - признается народная артистка Вера Васильева.

- Если бы был жив Михаил Ильич Ромм, то он снял бы еще один фильм «Обыкновенный фашизм». Только о животных. Уже с собаками разобрались, до кошек дошли. У меня такое впечатление, что все мы - кошки. Скоро нас всех замуруют и останутся одни крысы, - вторит ей актриса Юлия Рутберг.

В ближайшее время Госдума наверняка займется обсуждением этого вопроса. Решить его радикально - конечно, самое простое дело. Гораздо сложнее признать свою ответственность за произошедшее и принять все соответствующие меры, чтобы впредь подобные трагедии не повторялись. Кстати, у того же Леонида Ярмольника есть конкретное предложение к народным избранникам, и оно представляется вполне разумным.

«Во-первых, необходимо финансирование в приличном объеме для того, чтобы животных чипировать и стерилизовать. Во-вторых, люди, которые берут себе в дом собаку, должны нести за нее ответственность - для этого нужно, чтобы каждый домашний питомец был на учете. А бывают случаи, когда заводчики не могут пристроить щенков в хорошие руки и попросту выбрасывают их на улицу. За все эти процессы должны отвечать конкретные люди, назначенные государством», - подытоживает артист.

Ксения Позднякова

Фото PHOTOXPRESS, FOTOBANK.COM

 

mirnov.ru

Леонид Ярмольник: Сегодня время такое — прожевывай и не высовывайся! | Общество | ИноСМИ

В откровенном разговоре актер и кинопродюсер Леонид Ярмольник рассказал порталу Delfi о том, как он «играл» Путина и был доверенным лицом Прохорова, почему он выступает за цветовую дифференциацию штанов, и за что ему ломали нос во Львове, как он поссорился с Масляковым и защищал Макаревича, какое впечатление произвел на него Бродский, и что он думает о спектаклях Барышникова… А также о том, как семья артиста нашла свою вторую родину в Юрмале, которую Ярмольник предлагает превратить в новый Лазурный берег. Все знакомые и друзья Леонида Ярмольника, среди которых есть представители самых разных политических взглядов и направлений, профессий и уровня достатка, не сговариваясь, называют главным качеством артиста порядочность. Рассказывают, что, если Ярмольник опаздывает на встречу хоть на несколько минут, непременно позвонит. Даже если в тот момент едет в лифте, и двери уже открываются. Про гостеприимство дома Леонида и Оксаны Ярмольников в подмосковном коттеджном поселке Подушкино ходят легенды. Тут же, в отдельном строении попеременно жили Андрей Макаревич и Юз Алешковский, здесь находили тихую гавань Александр Абдулов и Олег Янковский. Несколько лет назад семья Ярмольников обзавелась еще одним адресом прописки — в Юрмале. В одну из местных новостроек в сосновых дюнах Оксана перевезла обстановку своей московской квартиры, которая особенно пришлась по душе еще одному другу семьи — Михаилу Барышникову. На все его рижские постановки Ярмольники ходили несколько раз — на репетиции и непосредственно на спектакли. А в перерывах между работой Барышников проводил время с друзьями на пляже. Леонид Ярмольник в Юрмале — не столь частый гость, как его жена. Но есть один магнит, на который он безоговорочно притягивается в любой сезон и любую погоду — внук Петя. «Это самое большое счастье в моей жизни! — не скрывает чувств артист. — Вместе с ним начал жить заново — пытаюсь смотреть на мир его глазами, что очень интересно. Я без него и три дня не могу прожить. Не думал, что стану таким одержимым дедом. На эту тему есть хороший анекдот. Знаете, почему внуки и дедушки-бабушки так близки друг другу? Потому что у них общий враг — родители».

 Наше интервью с Леонидом Исааковичем прошло на пляже в Юрмале — во время дневного сна внука. Бродский вел себя так, как и было положено себя вести гению Delfi: За короткий период в Риге случилось два пришествия Барышникова — в спектакле Херманиса «Бродский/Барышников» и в постановке Уилсона «Письмо человеку». Вокруг второго спектакля разразилась настоящая баталия: одни настаивали, что это гениально, другие, что это пшик под маской современного театра… Какие у вас впечатления? Леонид Ярмольник: Многие шли на Барышникова, предполагая, что он будет танцевать, как в 30 лет. Забыв, что Мише — почти 70. И это ничуть не умаляет его гениальности. То, что он делает сегодня, это особый жанр, новый способ передачи ощущений, мысли, формы. И Миша — Всевышний в этом виде искусства. Никакими словами не могу передать, что почувствовал во время спектакля, Лайма (Вайкуле) так вообще плакала… И, если кому-то это не понравилось или показалось непонятным, это его проблемы. Возможно, человек просто не дозрел.

 Признаюсь, мне был ближе спектакль, поставленный Херманисом — гениальный уже на стадии замысла: только Миша мог так сердечно, точно и при этом так осторожно донести до зрителя поэзию Бродского. Это ручная работа, которую тиражировать невозможно. Миша — суперпрофессионал и очень честный артист, который оставляет на сцене часть себя… При этом общаться с ним очень просто, что редко присуще мастерам такого уровня.                                            — Вы с Бродским тоже были знакомы или не успели? — Да. Мы дважды виделись в Нью-Йорке, благодаря Мише и Роберту де Ниро. Это довольно забавная история. Много лет назад (в 1987 году, — прим. ред.) де Ниро был председателем жюри Московского кинофестиваля. Олегу Янковскому, Саше Абдулову и мне поручили окружить его вниманием. В то время автомобиль «Жигули» был только у меня — на нем и возили по Москве де Ниро с его 7-летним сыном Рафаэлем, которому я подарил отцовский офицерский ремень. Mix News07.06.2013Русская служба RFI15.10.2013The Telegraph UK10.07.2013Delfi.lv21.07.2015Мы все время были вместе и тепло общались. Ксюша пару раз устраивала красивые ужины у нас дома. Несколько лет спустя у Янковского родилась идея позвать Де Ниро в жюри фестиваля «Кинотавр», президентом которого был Олег. Поскольку я ехал в командировку в Нью-Йорк, мне поручили связаться там с Де Ниро, прорвавшись через шесть кордонов агентов и секретарш. На тот момент я уже был знаком с Барышниковым, благодаря нашему общему другу Юзу Алешковскому. В итоге все мы — Юз, Миша, де Ниро — оказались в ресторане «Русский самовар», которым владеет хороший друг Ксюши Роман Каплан (советский и американский литературовед, искусствовед, переводчик, — прим. ред.). Там я впервые увидел Бродского. Перекусывали, обсуждали какие-то мелочи — самочувствие, общих знакомых, планы на жизнь… Я сидел и поверить не мог, как мне повезло, при этом страшно беспокоился, чтобы обед не сильно затянулся — очень хотел до отлета успеть купить подарок Ксюше. Кстати, де Ниро мне тогда так и не удалось привезти на «Кинотавр» — графики не совпали. — Бродский знал, кто вы? — Вряд ли. Если только Миша или Юз что-то рассказывали. Для него я был их другом из России, о которой все меня и расспрашивали. Через несколько лет я еще раз попал в «Самовар», где снова виделся с Бродским. — Каким он запомнился? — В общении он был достаточно простым, даже бытовым. При этом у него был абсолютно свой взгляд на любую мелочь, он неожиданно на все реагировал, а в некоторые моменты, судя по глазам, вообще отключался от реальности… В общем, вел себя, как и положено гению. Мне в тот момент почему-то вспоминалась биография Чаплина. Не могу сказать, что я вырос на Бродском, в моей жизни он появился, когда уже был признан, но теперь, когда мы с Ксюшей бываем в Венеции, навещаем его могилку. Неподалеку похоронен и роковой персонаж из спектакля «Письмо человеку» — Дягилев. — В своем интервью Оксана рассказывала, что она в Юрмалу ездила с детства, а вы? — Я — нет. Я вырос на Западной Украине, во Львове, куда нашу семью привез папа-военный — в Юрмале мы не отдыхали. Сюда я стал приезжать, благодаря фестивалю «Голосящий Кивин», где лет 20 подряд был членом жюри. Но я покинул КВН раньше, чем он ушел из Юрмалы. — Что случилось? — Разошлись с Масляковым. Александр Васильевич — замечательный человек, которого я до сих пор уважаю. Много лет мы дружили, но и тогда периодически конфликтовали, в связи с его… назовем это немотивированной бестактностью: иногда он, не извиняясь, начинал общаться так, как можно простить раз-два, а потом — нет. Последняя наша «стычка» случилась во время предвыборной кампании — мой близкий друг Миша Прохоров баллотировался в президенты России (Ярмольник был доверенным лицом кандидата, — прим. ред.). До этого Масляков сам не раз приглашал Прохорова на КВН, но, когда тот решил прийти на запись новогоднего выпуска, Александр Васильевич сообщил, что он категорически против — ожидалось прибытие Путина. Самое забавное, что половина шуток в том КВН была именно про Прохорова. Впрочем, дело даже не в том, что Масляков мне отказал, а в том, в какой форме это было сделано — он сообщил, что в зале нет свободных мест. Когда я предложил посадить Мишу вместо моей Ксюши, Масляков просто взвился на дыбы. С тех пор, увы, не общаемся. Но я ему очень благодарен, что за 20 лет сотрудничества с КВН так привязался к Юрмале. Когда Ксюша и наша дочка Саша придумали укорениться тут прочнее, я долго не сопротивлялся. С каждым годом все больше влюбляюсь в ваш город — оазис чистоты, красоты, тишины и свежего воздуха. Приезжаю сюда не только в отпуск, но и на любые свободные дни. В центре Риги и Юрмалы уже ориентируюсь без навигатора. Летом здесь бывает много друзей (дня не хватает со всеми повидаться), но для теплых чувств мне даже не нужно солнце — ваш климат идеален, ведь детство я провел во Львове, про который в советское время говорили: если Москва — сердце нашей родины, то Львов — мочевой пузырь. Там много дождей, а я — человек дождя. В пассивный сезон — ноябрь, декабрь, январь — особое наслаждение, пройтись по пустынному пляжу с собачкой Зосей (я всегда с пакетиком, убираю). В такой атмосфере как-то особенно работает голова. — Неужели, лучше, чем в вашем знаменитом подмосковном имении Подушкино? — Это разное. Подушкино — мое абсолютное детище, а Юрмала гениальна для переключки. Это второе родное место, где я себя замечательно чувствую.  Тенденция бояться русских и строить от них забор… это как-то очень по-советски — Вас не расстраивают все наши страсти вокруг программы ВНЖ — разговоры в парламенте об опасностях, исходящих от россиян и русского языка, решение брать по 5 тысяч евро за повторное продление вида на жительство? — Я во все это не вникал. Понятно, что многие россияне выбирают Латвию для отдыха, потому что она — самая русскоязычная из балтийских стран. Но я не думаю, что сохранять культуру и самобытность надо путем изоляции от россиян… По-моему, наступило время, когда любой человек должен в первую очередь считать себя гражданином мира. Национализм — это атавизм, от которого надо избавляться. Если кто-то думает, что ВНЖ для россиян — это покупка некоего нового статуса и карточки в бессмертие, то он заблуждается. Фактически это виза в Евросоюз. Для таких людей, как Гена Хазанов или Владимир Познер не составит большого труда сделать себе евровизу в любом европейском посольстве Москвы… Но зачем такое придумывать? Я бы, наоборот, понизил цены, чтобы еще больше русских покупали тут недвижимость и приезжали. Латвия ведь не очень перенаселенная страна. Тенденция бояться русских и строить от них забор… это как-то очень по-советски. По-моему, местная российская диаспора украшает Юрмалу, делает ее модным и живым городом, и приносит стране немало доходов. Так что Лайма — большая умничка, что после ухода «Волны» сделала тут фестивали, на которые приезжают друзья. Любая изоляция ведет к смерти, потери себя в пространстве. Что плохого в том, что Юрмала станет со временем, как французские Канны? — После известных событий это уже не звучит вдохновляюще. — Вот это и могло бы стать главной заботой всех политиков — как обезопасить людей от террора и экстремизма. — Думаете, и до наших краев волна дойдет? — Конечно! Потому что такое Зло можно побороть только общими усилиями, а никто этого не делает. Исламисты — они, как дог-хантеры, с которыми я борюсь всеми силами (Ярмольник — председатель попечительского совета Фонда помощи животным, прим. ред.) — это больные люди, у которых потребность убийства сидит в крови. Им важно показать свое превосходство над теми, кто слабее. — Ваш друг Михаил Барышников высказал опасение, что свое превосходство захочет показать президент России, напав на Латвию. В интервью Delfi он был возмущен заявлением Трампа, что в случае такого нападения, США не обязаны помогать Балтии… — Почему это Путин должен нападать на Латвию?! Если уж говорить предметно, то пока Латвия размещает войска и вооружение НАТО. Ну а Трамп хочет заниматься тем, чем Америка занималась всегда. Как бы мы эту страну не любили и не уважали, но она всегда хотела быть господином, чтобы все вопросы мира решались с ее одобрения или по ее инициативе. И с этой точки зрения я невероятно уважаю Путина, потому что не может быть в мире одного начальника. Это не пахнет демократией и справедливостью. У США обязательно должен быть противовес. Может, Россия — не самый квалифицированный оппонент, но с точки зрения территории и силы, мы — реальная альтернатива. Есть еще Китай, но с ним гораздо труднее договариваться, все же Восток — дело тонкое. К слову, на премьере спектакля был показательный момент — туда пришли и президент Латвии, и весь бомонд, наполовину русский, наполовину — латышский. Получилось невероятное единение и праздник. Низкий поклон Мише, что он объединяет людей — побольше бы таких культурных событий, в противовес наполненному злобой интернету, где люди пишут злобные высказывания с жуткими грамматическими ошибками. По мне, так это настоящая помойка, в которой неопытный человек может отравиться и умереть.  Мне все равно, чей Крым, лишь бы людям там было хорошо жить — Наш режиссер Алвис Херманис после истории с Крымом отказался наводить культурные мосты с Россией. — Думаю, Крым для него стал лишь поводом. Настоящая причина в том, что во многих людях до сих пор не изжиты исторические обиды. Я помню времена, когда приезжал в Латвию, пытался что-то спрашивать по-русски и зачастую ответы не были самыми дружелюбными. В итоге я переходил на английский. Увы, и у Херманиса почему-то сохранилась идиосинкразия на Россию. Но разве я или моя дочь можем отвечать за то, что происходило в советский период? — У многих к вам претензии именно по настоящему — вы поддержали присоединение Крыма к России. — Признаюсь, по большому счету, мне все равно, кому принадлежит Крым — России или Украине. Уверен, что во всех этих спорах в первую очередь надо думать о людях, которые там живут. Если в житейском плане с Россией им будет лучше, если обещания Владимира Владимировича о финансировании, электрификации и водоснабжении в ближайшие 5-7 лет будут исполнены, я буду рад за крымчан. Если же жизнь покажет, что это решение — ошибка истории, то со временем она исправится. — Ваш друг Андрей Макаревич стоит на другой позиции. — Да, тут мы на разных полюсах. Я пытаюсь его переубедить, говорю: Макар, какая разница, как называется та или иная вещь, разве не важнее, что она из себя представляет?! Ну нет никакой убедительной мотивации тому, что Крым должен принадлежать Украине, где сейчас совершается такое количество глупостей, странностей и унизительного пресмыкательства перед Западом. Мы спорим, но не ссоримся. Мало того, я очень переживал, когда в СМИ развернули мощную волну ненависти против Андрея — все могло закончиться тем, что к нему на улице подошел бы какой-нибудь фанатик и случилось бы страшное… Я старался всем объяснить, что так нельзя, так не по-человечески. Связался, с кем мог, вплоть до Никиты Михалкова, который посылал Андрея чуть не в ад. Какой смысл в этих баталиях, если большинство споров неаргументированы, ни на что не влияют и ничего не изменят?! Когда я в очередной раз слышал 'жидяра', это было началом и концом разговора — В недавнем интервью Delfi певица Лолита рассказала, что ни в своем львовском детстве, ни сейчас не сталкивалась во Львове с проявлениями национализма. Вы в одном своем интервью утверждали обратное… — Обожаю Лолу, но, увы, она неправа. Возможно, как девочке, ей было проще. Но что греха таить, на Западной Украине национализм всегда процветал. Во Львове с придыханием относились к Польше, зато ненавидели москалей, негров и евреев. И не скрывали этого. Когда я в очередной раз слышал «жид» или «жидяра», это было началом и концом разговора. Я даже не переспрашивал, не ослышался ли, сразу лез в драку — мне даже нос ломали. При этом, я всегда любил Львов, в котором вырос и состоялся — там я впервые реализовался, как актер, играя в самодеятельном народном театре у замечательных педагогов. Это невероятно красивый и талантливый город, из которого вышли замечательные люди… — Юрий Башмет, например. Которого после Крыма лишили звания почетного профессора Львовской консерватории… — Нам вместе вручали звания почетных граждан Львова — мне, Юре, Виктюку и ныне покойному Богдану Ступке. Но все это не отменяло национализма — ничем не оправдываемой мести за 20-е годы, когда ЧК проводило чистки. Пять поколений сменилось, а они все мстят. — Почему это происходит? — Думаю, это беда внутрисемейного воспитания. У одних от папы с мамой переходят талант и доброта, а у других — «мы этим все равно отомстим». Если ты с детства каждый день слышишь такую установку, тебя уже не очень интересует, почему так. Увы, с подобным я сталкиваюсь и в Латвии. Да, эта страна сильно пострадала от советской власти, но тех, кто вершили репрессии, уже давно нет на белом свете — нельзя мстить тем, кто не имеет к этому отношения. Прогресс и жизнь невозможны, пока человек не освободится от националистического комплекса. А вот недобросовестные политики всегда будут этим пользоваться, за что я ненавижу политику — она против людей.  Мне действительно хотелось, чтобы Михаил Прохоров стал президентом России — Вы и сами пошли в политику, почему? (В 2012 год Ярмольник был доверенным лицом кандидата в президенты РФ Михаила Прохорова, состоял в федеральном комитете партии «Гражданская платформа», в 2014 году баллотировался в Мосгордуму, — прим. ред.) — Если вы имеете ввиду «Гражданскую платформу», то нам хотелось поменять порочную практику — для этого собралась замечательная команда. Два-три раза в месяц у Миши (Прохорова) встречались талантливейшие люди в своих отраслях: судебной системы, медицины, вооруженных сил… На этих совещаниях родилось много предложений, которыми впоследствии не раз воспользовалось российское правительство — мы и в этом видели огромную пользу для страны. Увы, на выборах у нас и по сей день творится черт знает что. Например, на выборах в Мосгордуму, народ голосовал за меня, а победил кандидат от «Единой России». Все было настолько очевидно, что вызывало оторопь. Зачем же тратить огромные деньги на все эти процедуры, если и так ясно, кто победит? Но игра продолжается. Все заготовлено, как на детском новогоднем празднике: заранее известно, когда выйдет Дед Мороз, когда Снегурочка, а когда зайчики запрыгают. — Вы и вправду верили в то, что Михаил Прохоров может стать президентом России? — Мне хотелось этого. Он — талантливейший руководитель. Мы знакомы более 30 лет, и я знаю, до какой степени он порядочный, честный, умный и патриотичный. К тому же, невероятный меценат — столько сделал для спорта и искусства.

 Никогда не забуду, как Миша сказал: несколько раз я с нуля создавал большие компании — там, чтобы не воровали, нужно 30 менеджеров, чтобы руководить Россией нужно три тысячи менеджеров. Я и сейчас уверен, что была бы сильная команда — все можно было бы решить. — Сегодня вы значитесь в Партии Роста. — Не совсем так. Мой давний друг Боря Титов попросил меня быть в попечительском совете его партии, а журналисты зачем-то меня туда «вписали», что я сразу опроверг. По большому счету, я политикой никогда не занимался, просто старался поддержать талантливых и ярких людей. Увы, похоже, пока мода на таких не наступила — всюду царит серость.  Когда мы начали работу, в СМИ прошла информация, что Ярмольник играет Путина — Судя по тому, что Прохоров в очередной раз сворачивает российские активы, мода на таких совсем прошла. И тут хотелось бы плавно перейти к вашей главной кинороли — дону Румате. Ведь у Стругацких и Германа речь шла как раз о власти серых… — Когда мы начинали работу над картиной в начале 2000-х, в СМИ была запущена утка, что Герман снимает кино, в котором Ярмольник играет Путина. Ведь по сценарию Румата пытается переделать планету, и он может все, а убить его нельзя — подходящий персонаж для людских фантазий. Главная мысль Стругацких была такой: если торжествуют серые, то к власти обязательно приходят черные. На тему торжества серости мне рассказали очень образный анекдот. Бабушка-еврейка едет с внучком в поезде, тот смотрит в окно и все время спрашивает: а это что, а это что? А бабушка ему: «Прожоевай и не высуевайся!» Увы, сегодня и есть такое время — прожевывать и не высовываться. Плохое время, когда большинство в той или иной мере занимаются угодничеством. А мне всегда нравились люди, которые со мной спорят, если я что-то не так в их понимании сделал. Если их доводы убедительны — исправлюсь. Увы, сегодня никто ни с кем не спорит, ничего не обсуждает и никого не слышит. — Зато насчет фильмов Германа критики всегда страстно спорили. На ваш взгляд, его титанический труд был оценен? — Фильм «Трудно быть Богом» уже сегодня признан классикой. Конечно, он не для массовой публики. Но это нормально для вечного кино, которое рассказывает о том, что такое человечество, власть, деньги… Если внимательно его смотреть, становится ясно, что не так далеко мы ушли от Средневековья. Скорости изменились, названия, а люди — нет: те же сволочи, те же бескорыстные герои, так же предатели и стукачи… Пропускать через себя все это — большой труд, к которому не каждый готов. — Можно себе представить, каким испытанием для вас было жить этим фильмом 14 лет! С перерывами на месяцы и годы, с очень непростым режиссером. — Конечно, это было непросто. Герман никогда не объявлял перерывы — мы это сами понимали, когда он на месяцы замолкал. Мы не раз ссорились. Было время, когда Герман по всей Европе искал мне замену, но не нашел. Света Кармалита, его жена, нас без конца мирила. И все же эта работа была для меня настоящим счастьем. В какой-то момент мне даже стало неважно, выйдет ли фильм. Наверное, похожие чувства испытывал Мастрояни, когда снимался у Феллини. Мне Машков так честно и сказал: Ярмола, я тебе до гробовой доски буду завидовать! Думаю, и Мише (Барышникову) было интересно понять, что такого во мне увидел Герман, когда брал на роль. Собственно, я и не играл у Германа — он снимал меня, как в документальном кино, ему нужен был я, как есть, в задаваемых им обстоятельствах. — Как вы все это совмещали с обычной работой в кино? — Нормально. Просто в то время у меня была отдельная планета Герман, и все остальное. Именно тогда мы с Тодоровским сделали картину «Мой сводный брат Франкенштейн» — не самое стыдное кино. В тот же период я продюсировал фильм «Стиляги». Охота на умеющих заработать людей отвратительна в условиях нарождающегося капитализма — В своей книге «Кот ушел, а улыбка осталась» Георгий Данелия вспоминал, как хотел вас снять в фильме «Кин-дза-дза», но не сложилось. Зато потом вы стали продюсером анимационного фильма «Ку-Кин-дза-дза»… — Продюсером — громко сказано. Просто очень люблю Данелию, вот и решил помочь, когда Георгий Николаевич не мог найти деньги на завершение проекта… — Что вы думаете о его гениальной теории дифференциации штанов — она нужна или лучше, когда все равны? — Смотря в чем. Для меня совершеннейший беспредел, когда на одного человека закон распространяется, а на другого — нет. Но я также не приемлю, когда из незначительного нарушения или двусмысленности вырастает показательное дело, назначаются невероятные сроки людям, которые не прожевывают и высовываются… По-моему, штаны должны быть разными, но дифференциация должна проводиться не по назначению свыше, а по заслугам. Если человек заработал больше, благодаря своему таланту или упорному труду (не нарушая законов!), а его сразу пытаются заставить платить больше налогов, приводя в пример какую-нибудь Швецию, мне это не нравится. Охота на людей, которые умеют зарабатывать, отвратительна в условиях нарождающегося капитализма. Дайте людям встать на ноги, помогите им, а не обдирайте, отнимая желание что-либо делать. Например, я спродюсировал немало фильмов, многие из которых побеждали на фестивалях, имели успех в прокате — ни один даже не вернул затраченные деньги… — Почему? — Каждый норовит обобрать… При этом остается толстая прослойка людей, которая ничем не рискует и не перенапрягается, не обладает исключительными качествами и талантами, но имеет доступ к государственной кормушке — бюджету, нефти, газу. Еще и начинают наезжать на тех, кто что-то делают. Это напоминает анекдот про чукчу, который с утра сажает картошку, а после обеда ее выкапывает. Его спрашивают: зачем, она ведь же еще не дала урожай? А он: кушать очень хочется. — Впечатление такое, что вы сразу родились капиталистом. Недавно литовская актриса Гражина Байкштите вспоминала, как во время съемок фильма «Женщина в белом» (1981) вы с Абдуловым все время торопились на заработки — творческие встречи в Домах культуры. Позже вы вели по телевидению L-club, в котором были L-shop и L-bank, у вас был свой стоматологический бизнес, сейчас занимаетесь кинопродюсированием… Откуда такие масштабы у советского человека, вы в коммунизм хоть на секунду верили? — В школе нам рассказывали, что через 20 лет во всем мире победит коммунизм, но я так и не понял, почему. Зато запомнил, как в 4-м классе нам сказали принести ножницы, и мы вырезали из учебников истории портреты Хрущева, потому что его тогда сменил Брежнев — новый этап на пути в коммунизм. С 18 лет я уже себя обеспечивал — и вагоны разгружал, и могилы на Ваганьсковском кладбище рыл, и в массовках снимался… А окончательно стал «капиталистом» в 1983 году, когда ушел из театра (Таганки) и начал сам на себя зарабатывать. Уверен, если ты не ленишься, и тебе хоть немного сопутствует удача, заработать можно. Было бы странно, если бы за сорок лет упорного труда мне приходилось до сих пор кому-то что-то доказывать и болтаться в районе прожиточного минимума. — Таких артистов очень много. — Может они не так талантливы, как я? (Смеется.) — Чем вы сейчас заняты? — Еще играю в спектакле «И снова с наступающим», который 6 декабря привезу в рижский театр «Дайлес». Несколько лет назад я играл эту пьесу с Гармашом, а теперь мы сделали новую, не менее интересную интерпретацию с Колей Фоменко. На днях прошла премьера фильма «Ночные стражи», снятого одним из лучших литовских режиссеров Эмилисом Виливисом. Я — продюсер и исполнитель одной из главных ролей. Вторую играет Ваня Янковский, внук Олега Ивановича. В ближайших планах — новое кино с Валерой Тодоровским. Сценарий писался три года. Он рассказывает про холеру 70-х годов в Одессе. Конечно, эпидемия нас больше интересует не с медицинской точки зрения — хочется понять, что творилось в головах людей. Это история большой еврейской семьи. И у меня там большая роль. — Снимать будете в Одессе, несмотря на все недопонимание между странами? — Уверен, что все будет хорошо. Бояться нужно только хулиганов, отвязных сумасшедших и клинических идиотов, с остальными всегда можно найти общий язык.

inosmi.ru

Артисты-зоозащитники призвали Кобзона действовать сообща |

Известный актер и продюсер Леонид Ярмольник готов простить народному артисту СССР, первому заместителю комитета Госдумы РФ по культуре Иосифу Кобзону неосторожную фразу о необходимости уничтожения бездомных собак и призывает извлечь из этой ситуации максимум пользы. Данный вопрос был затронут на пресс-конференции, которая состоялась в Государственном Дарвиновском музее в Москве.

Организовал мероприятие международный благотворительный фонд помощи животным «Дарящие надежду», председателем попечительского совета которого является Леонид Ярмольник. В пресс-конференции приняли участие известные артисты и зоозащитники: телеведущий и продюсер Михаил Ширвиндт, народный артист России Евгений Миронов, поэт, певец и композитор, народный артист России Андрей Макаревич, президент Российской ассоциации практикующих ветеринарных врачей Сергей Середа и другие.

Поводом для встречи стала недавняя трагедия в Чите, где погиб девятилетний мальчик. По официальной версии, его загрызли беспризорные собаки. Комментируя этот случай, Иосиф Кобзон сказал, что «необходимо принимать кардинальные меры, собак нужно отлавливать и уничтожать». «Мы очень надеемся, что Иосиф Давыдович оговорился, поскольку не знает положения дел, — сказала заместитель директора фонда «Дарящие надежду» Светлана Сафонова. — Но как бы то ни было, это, по сути, прозвучало как призыв к убийству. В Чите было, по сути, военное положение: собак убивали и днем, и ночью, на глазах у детей. В фонд пришло множество писем с просьбой помочь решить эту проблему, из разных регионов. Все это очень страшно. Есть такая книга «Дети Гитлера»: в ней рассказывается, как будущих солдат тренировали убивать на собаках и кошках. Считалось, что мальчик, который мог легко и равнодушно убить животное, становится хорошим солдатом, способным убивать людей. Надеюсь, что подобное не начнется в нашей стране. Потому что иногда кажется, что мы уже на грани фашизма».

«Я обращаюсь к Иосифу Кобзону с призывом, чтобы он объяснился, рассказал, что он имел в виду, — говорит в свою очередь народный артист России Евгений Миронов. — Любое неосторожное слово может привести к лавине, стать предметом гордости молодых ребят, которые потом будут хвастаться, сколько задушили кошек и собак. А ведь, наверняка, дело-то было хорошее – Иосиф Давыдович, наверняка, хотел детей защитить! Мне кажется, что Иосиф Давыдович – легендарный человек нашей страны – заслужил лучшего упоминания в истории, чем в связи с тем, что он сказал про бездомных собак».

«Я много лет знаю Иосифа Давыдовича, — отметил Леонид Ярмольник. — Он для всех – авторитет, необсуждаемый авторитет. Но последние месяцы от очень нервной обстановки, от такого количества проблем и конфликтов, он, видимо, просто сказал что-то лишнее. Он другой на самом деле! Он добрый, он всю жизнь всем помогает. Он другое что-то хотел сказать. Он допустил ошибку и ему ее можно простить».

Между тем, только, по данным фонда «Дарящие надежду», после читинской истории в разных регионах России были убиты и искалечены десятки собак. В Екатеринбурге расстреляли приют для бездомных животных. В Подмосковье на детской площадке нашли трупы собак с отрезанными головами. Сгорел приют в Омской области. От рук живодеров погибли несколько собак в Воронеже. Знаменитая актриса Брижит Бардо писала письмо воронежскому губернатору с мольбами о помощи. Однако ситуация пока не улучшается.

«Месть никогда не решит данную проблему, — убежден заместитель председателя Московского общества защиты животных, член Научно-консультативного совета Общественной палаты РФ Кирилл Горячев. — Я думаю, что фраза, сказанная Иосифом Кобзоном, была сказана на эмоциях, а эмоции в данном случае вредны. На самом деле, по данным опросов, всего 6 процентов граждан поддерживают уничтожение бездомных собак. Это и есть электорат тех депутатов, которые выступают за эту жестокость».

«Если вы поинтересуетесь, сколько у нас детей погибает ежегодно, вы ужаснетесь! – добавил Андрей Макаревич, — и поймете, что среди причин этому — собаки не на первом, не на десятом и не на сотом месте. Что же мы с собачек-то искать виноватых начали?»

«Мне странно, когда люди такие уважаемые, как Иосиф Давыдович, который активно пропагандирует христианские ценности, вдруг произносит слова «убивать», «закрыть», «прекратить», — сказал Михаил Ширвиндт. — Эти слова сейчас становятся во главе всего. Может быть, нам стоит расслабиться и потренироваться на кошках, как говорится? Начать защищать животных, а там глядишь, и людям легче станет?».

«Мне, действительно, больно за то пятно, которое ложится на Иосифа Давыдовича, — признался Леонид Ярмольник. — Он — человек удивительный, гордость нашей страны. Я все готов ему просить. Я просто хочу, чтобы мы действовали вместе. Я обращаюсь к Иосифу Давыдовичу, раз уж он обратил внимание на эту проблему, пусть он станет нашим союзником! Давайте использовать эту ситуацию для того, чтобы заставить государство обратить внимание на проблему бездомных животных. Надо принять закон, который будет регламентировать отношения людей и собак, как это происходит во всем цивилизованном мире».

Зоозащитники очень надеются, что их услышат. Не только Иосиф Кобзон, но и местные власти, от поддержки которых в первую очередь зависит решение проблемы бездомных животных. Вести.Ru будут следить за развитием событий.

Международный благотворительный фонд помощи животным «Дарящие надежду» — одна из крупнейших в России зоозащитных организаций, которую поддерживают многие известные люди. В попечительском совете фонда — артисты Константин Хабенский и Леонид Ярмольник, Евгений Миронов и Михаил Пореченков, Андрей Макаревич и Елена Яковлева. За три года фонду удалось найти дом для больше 300 собак и порядка 1250 кошек, были вылечены более 150 животных, стерилизованы сотни собак и коше

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2476351&cid=520

savebest.ru

Леонид Ярмольник: «Когда внук просыпался, у меня начиналась паника»

Леонид Ярмольник // Фото: East News

Леонид побрился налысо – зрители и съемочная группа были в шоке, увидев Ярмольника на съемках нового сезона «Точь-в-точь», премьера которого недавно состоялась. Сделал он это два месяца назад ради роли полицейского в блокбастере под рабочим названием «Крылья». Это единственная жертва ради нового проекта. В остальном все так же элегантен – темно-сиреневый пиджак, белая рубашка. Как только на съемочной площадке картины объявили перерыв, Леонид Исаакович пригласил меня в гримерку. «Вы хотите есть? – интересуется актер. – Я попрошу, вам принесут». Я отказываюсь, Ярмольник закуривает и начинает рассказывать о самой любимой роли – роли деда.

«Выпивал со всеми, кто попадался»

– Я мечтал стать дедушкой. Всегда завидовал Олегу Янковскому – у него в 46 лет родился первый внук Ваня! С этого момента мы с Сашей Абдуловым называли его дедом. Кстати, по счастливому стечению обстоятельств сегодня мы с Ваней вместе играем в «Крыльях»... Я часто спрашивал свою дочь Сашу – мол, когда же ты меня осчастливишь? Но она серьезно и долго выбирала мужа.

Несколько лет назад познакомилась с хорошим парнем Андреем, и они создали семью. На свадьбе в июле прошлого года дочь уже была беременна, и мы все, счастливые, ждали прибавления. 

В шоу «Точь-в-точь» Леонид судит конкурсантов в компании c Максимом Авериным, Любовью Казарновской и Геннадием Хазановым // Фото: Руслан Рощупкин

Мне было без разницы, кто родится – мальчик или девочка. Когда узнали, что будет внук, я предложил назвать его Иваном или Натаном – мне кажется, это красивые имена. Но все попытки были пресечены на корню Сашей и Андреем – так Петька стал Петькой. Вообще мое мнение в семье не особо важно. Даже иронизирую, что на работе меня все слушают, а дома я на последнем месте – где-то после собак. О том, что стал дедом, я узнал в Париже. Мы с женой собирались полететь туда на три дня – на Неделе российского кино представляли фильм Алексея Германа «Трудно быть Богом», в котором я сыграл главную роль. Ксюша и я были абсолютно спокойны, по прогнозам врачей, Саша должна была родить через неделю. Но утром в день вылета, 12 ноября, позвонил Андрей: «Леонид, я отвез Сашу в роддом…» Дилемма: лететь или нет? Но потом мы с Ксюшей сосредоточились и решили: какой толк ходить под окнами роддома и надоедать врачам? Запланировали – значит, надо лететь! Само собой, мы постоянно звонили зятю – я не выпускал телефон… В 18.30 вечера он сообщил: «Саша родила!» А дальше я уже ничего не помню… После этой новости, отмечая день рождения внука, я выпивал и угощал всех, кто попадался мне на пути.

Накупили Пете в детских магазинах Парижа всякой одежды и большой гоночный автомобиль под старину, пока он стоит без дела. Кстати, у внука в десять месяцев два автомобиля – недавно друзья подарили ему мини-гелендваген-кабриолет. Он обожает машины – когда слышит звук проезжающих авто, выворачивает голову, не пропуская ни одно.

Андрей, Александра и Петр, август 2015 года // Фото: Личный архив Леонида Ярмольника

«Новорожденные все щекастые и смешные»

– Впервые я увидел Петьку в роддоме «Лапино». Глядя на него, не пытался понять, на кого он похож. Мне кажется, это совершенно бессмысленно. Все новорожденные похожи друг на друга – щекастые и смешные. После появления внука на свет дальнейшее существование семьи обрело смысл. Когда долго живешь без перемен, начинается рутина: ты ходишь на работу, ешь, с кем-то встречаешься… Но с рождением Петьки все изменилось, наверное, семья стала по-настоящему счастливой.

Мы все вместе живем на даче в Подмосковье. Как все родители, бабушки и дедушки, уверены – наш Петя особенный. Он внимательный и смешной, у него забавная мимика, при этом внук абсолютно спокойный, у него не по-младенчески осознанный взгляд. Конечно, могу сказать, что весь день провожу с ним – кормлю, пеленаю, купаю и света белого не вижу, но это вранье. Само собой, основная нагрузка лежит на Саше и Андрее. Мы с Ксюшей только получаем удовольствие и восторгаемся Петей.

Леонид с женой Оксаной в своем подмосковном доме, 2008 год // Фото: East News

Когда внуку было месяца два, мне начали доверять – разрешили погулять с ним. Его кормили, упаковывали и выдавали мне. Главной задачей было – чтобы он не проснулся. Однажды это произошло, у меня началась паника. Но в основном мне везло – Петя спал. Жду, когда внук начнет отличать меня от остальных – очень хочется верить в свою исключительность и его интерес ко мне. Пока на меня он реагирует с таким же вниманием, как и на друзей, приходящих в наш дом.

Сейчас у него период, когда все интересно: все подряд тянет в рот. Кстати, у Пети шесть зубов, и если прихватит за палец или за щеку, то мало не покажется! Он смешно ползает по-пластунски – быстро передвигается между нашими тремя собаками: скотчтерьером Соломоном, таксой Зосей и дворнягой Дусей. Мы, естественно, беспокоимся, чтоб внук не схватил их за лапу или хвост – животные могут его неправильно понять и прихватить. Но пока, слава богу, все обходится.

На мой взгляд, воспитание ребенка – самый сложный и нестандартный процесс. Мою дочку Сашу растила в основном жена Ксюша, я много работал и редко бывал дома: съемки, гастроли... Не было такого, чтобы дочке кто-то объяснял: вот это плохо, а это – хорошо. Она просто видела, что происходит в семье. В нашем доме всегда было много гостей, Саша слышала, как мы общаемся, что говорим, с какой любовью относимся к ним, – это постепенно сформировало ее характер.

Не видел Петю два месяца – июль и август они с Сашей провели в Юрмале. Я скучал, хотя дочка присылала фотографии и видео внука по WhatsApp, часто звонила.

Леонид с внуком, июнь 2015 года // Фото: Личный архив Леонида Ярмольника

«Я юзер средней руки»

– На сегодняшний день мы с Петей – двое некрещеных в нашей семье. Я больше надеюсь на себя, а не на Бога – я не самый большой поклонник РПЦ как организации. Близкие несколько раз предлагали креститься, но думаю, это не обязательно, учитывая вышесказанное. Обрезание мне родители не сделали, крестить не крестили, но никто за 60 лет не жаловался на эти недостатки.

Так же я отношусь и к врачам, хожу к ним по необходимости – я не ипохондрик. Есть семейный доктор, но мы чаще всего обращаемся к нему по телефону, чтобы, например, узнать, как быстрее вылечить простуду, слава богу – вот я уже и верующий.

Я заядлый курильщик, хочу бросить, но силы воли не хватает. Хотя знаю, что сочетание повышенного холестерина и курения может привести к инфаркту. Но я, видимо, из тех, кто завяжет, когда жареный петух клюнет. Хотя понимаю, что это распущенность и пофигистское отношение к себе. Но от этого я получаю больше удовольствия, чем негатива.

Кроме того, что курю, еще и выпиваю… Я не алкоголик, но вечером за ужином, как правило, «съедаю» 100 граммов виски, чтобы снять усталость и суету прошедшего дня. Что касается отдыха – мне нравится в Юрмале. Но не обязательно летом, а когда там промозгло, ветер и холодно. Люблю ходить в теплой куртке, смотреть на море, думать и мечтать… А вокруг – ни души. Красота! Активный отдых тоже люблю: скутер, водные лыжи, серфинг, джеты. В свое время мы с Андреем Макаревичем обныряли весь мир – кажется, на земле нет места, где бы мы не погружались. Люблю, валяясь на диване, читать книгу. Но не в электронной версии, а настоящую. Хотя я не противник гаджетов. Я юзер средней руки. Скоро Петька подрастет, сделает меня во всех смыслах продвинутым юзером и вообще – сделает.

www.starhit.ru


Смотрите также